Что происходило после взрыва на Чернобыльской АЭС (В сериале рассказали не обо всем)

26 апреля 1986 года в 130 км от Киева произошел взрыв на Чернобыльской атомной электростанции, и в окружающую среду попало огромное количество радиоактивных веществ. В тот момент никто не осознавал масштабов трагедии. На следующий день работали школы, люди гуляли на улице. С тех пор прошло 3 десятилетия, но мир до сих пор мало что знает об этой катастрофе и ее значении для человечества.

Вдохновившись мини-сериалом «Чернобыль», AdMe.ru изучает, как развивались события в те страшные дни, погружаясь в воспоминания людей, которые оказались на месте трагедии. И несмотря на то что сериал поразительно точно передал многие детали, кое в чем реальность все же отличалась от фильма.

Сотрудники Чернобыльской АЭС и начало трагедии

Все началось 26 апреля в 01:23. После 2 взрывов над 4-м энергоблоком в небе появляется столб света, в помещениях распространяется пожар. Погибает первый сотрудник АЭС.

В 01:30 по телефону директору станции Виктору Брюханову звонит начальник химического цеха, который с балкона дома видит происходящее и не может дозвониться до дежурной смены. Брюханов просит телефонистку объявить аварийную ситуацию. К месту выезжают пожарные без специальной защиты и получают сильную дозу радиации — на их лицах проявляются красные ожоги, люди жалуются на рвоту и теряют сознание.

«Грянул Чернобыль, и никто не готов: ни гражданская оборона, ни медслужбы, дозиметрами не обеспечены и по минимуму, пожарная служба не знает, что ей делать... Свадьбы справляли на другой день поблизости. Дети на улицах играют. Система оповещения никуда не годная! Нет и автоматического отключения. Облако пошло после взрыва. Его по пути кто-то засек? Меры принял? Нет».

Михаил Горбачев, бывший генеральный секретарь ЦК КПСС

В 01:55 директор приезжает на станцию и звонит в Москву. Александр Лелеченко, заместитель начальника электрического цеха, жертвуя собой, откачивает водород из генераторов и спасает станцию от нового страшного взрыва. Его увозят в больницу, откуда он сбегает, чтобы снова помогать на станции. Через 11 дней его не станет.

В 02:45 директор станции просит начать эвакуацию города. Получает отказ. Все ждут комиссию из Москвы. Реактор продолжает выбрасывать в воздух радиоактивный дым.

В городе Припяти просыпаются взрослые и дети


Через 3 с половиной часа после аварии начальник милиции Припяти перекрывает подъездные дороги к станции. В больнице нет мест, поэтому пожарных и сотрудников станции отвозят в соседний город Иванков, а кого-то — в радиологическую больницу Москвы.

В городе начинается обычное субботнее утро. Кто-то из мужчин отправляется на рыбалку, дети идут в школу. По улицам ходят военные в респираторах и с дозиметрами. Людям говорят то же, что известно им самим: это просто учения.

Город Припять, ученики на фоне школы.

«В школе творились невиданные до сих пор вещи. Перед каждой дверью лежала мокрая тряпка. Возле каждого умывальника имелся кусок мыла, чего раньше никогда в жизни не было. По школе носились технички, протирая тряпками все что можно. Ну и конечно, слухи. Правда, в исполнении второклашек слухи о взрыве на станции выглядели совсем уж нереально, а учителя ничего не говорили. Так что я не переживала особо. А уже в начале 2-го урока в класс зашли 2 тетечки и быстро раздали нам по 2 маленькие таблеточки...»

© mamasha_hru

В 11:40 на речном вокзале монтажники и строители других энергоблоков АЭС устраивают давку и вместе с семьями на переполненном корабле покидают город. Солнце кажется неестественно белым.

В 16:00 в Припяти уже знают о пожаре на станции по темному дыму в небе. Но паники нет. Люди гуляют на улицах, обсуждают завтрашний футбольный матч киевского «Динамо» со «Спартаком». Кто-то из горожан обращается в больницу, врачи советуют пить смесь йода с водой. Директор станции снова получает отказ на просьбу начать эвакуацию.

На место приезжают Валерий Легасов и Борис Щербина

Борис Щербина, заместитель председателя Совета Министров СССР.

В 16:50 замглавы правительства Борис Щербина вместе с Валерием Легасовым, первым заместителем директора Института атомной энергии им. Курчатова, вылетает из Москвы в Киев. У членов комиссии по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС есть пара часов, чтобы понять, как работает ядерный реактор.

В Припяти заходит солнце, и в небе над энергоблоком появляется красное свечение, которое пугает горожан. Никаких сообщений об угрозе нет, но по улицам ходят патрули с дозиметрами.

Валерий Легасов, заместитель директора Института атомной энергии имени И. В. Курчатова.

В 20:30 начинается совещание. В Припять прибывают войска химической защиты и вертолеты. Благодаря им удается увидеть с неба, что реактор действительно взорван. До этого считалось, что взрыв произошел рядом с ним, а не внутри него. Под давлением ученых Щербина принимает решение начать утром эвакуацию города.

«Всех партийных и государственных деятелей беспокоило только то, как спасти свои семьи. Они отменили множество авиарейсов из Украины, загрузив самолеты членами семей этих людей. А на остальное им было наплевать».

Георгий Лепин, профессор физики, добровольно работавший на ЧАЭС с 1986 по 1992 год

28 апреля в 05:00 на Ленинградской АЭС появляется сообщение о радиационной опасности. Сотрудники проверяют системы. Становится ясно, что это фонит облако, принесенное ветром со стороны АЭС в Чернобыле.

Через час это обнаруживают сотрудники АЭС в шведском городе Оскарсхамн и узнают, что выброс произошел в СССР. В это время Валерий Легасов предлагает сбрасывать с вертолетов на реактор специальную смесь, чтобы остановить выброс радиоактивных частиц. В город прибывают 1 250 автобусов, 360 грузовиков и 2 дизельных поезда, чтобы вывезти почти 50 тыс. человек.

Начало эвакуации и работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС

«Когда я шел домой со школьным портфелем в одной руке и ведром в другой, напевая под нос какую-то песенку, в сосновом парке уже стояли 2 пожарные машины, которые усердно поливали деревья. Я был взрослым, 10 лет все-таки, и мне было плевать на это, но дети помладше с удовольствием и пронзительными визгами плескались в воде, стекавшей с деревьев, несмотря на строгие уговоры пожарного не делать этого. <...> Мы быстро выехали на дорогу, соединяющую Припять и Чернобыль, и вот тут-то наконец-то стало понятно, каковы масштабы катастрофы. Между Припятью и Чернобылем, как я узнал уже позже, около 30 км. Все это время в сторону Припяти стояла казавшаяся тогда бесконечной колонна автобусов. Разных. Всех, какие только смогли собрать. Прямо посреди поля ехали БТР, в разных местах то там, то тут молодые парни в военной форме прямо у обочин надевали костюмы химической защиты».

© Andrey Shabanov

Из-за работы вертолетов над реактором поднимается радиоактивная пыль, ситуацию ухудшают проезжающие автобусы. Полеты откладывают до конца эвакуации, но люди продолжают дышать пылью.

В полдень BBC сообщает о радиации и аварии на советской АЭС. СССР не комментирует ситуацию, вместе со странами Восточного блока готовится к первомайским парадам. В Припяти начинается эвакуация. В 21:00 в выпуске программы «Время» появляется краткое сообщение о том, что на ЧАЭС произошла авария, но ни слова о радиации и опасности для людей.

В эвакуации участвуют и молодые солдаты срочной службы. Среди них и Игорь Хиряк, единственный темнокожий ликвидатор, о котором что-то известно. Он вместе с сослуживцами возводит понтон на реке Припять, по которому эвакуируют людей. Проработав там 2,5 месяца, он получил ожог гортани.

Солдаты, сменяя друг друга, будут все лето разгребать завалы, засыпать пустые поселения и отстреливать животных, чтобы не допустить распространения радиации за пределы зоны.

1 мая люди в городах Восточного блока выходят на первомайские демонстрации, несмотря на радиоактивные дожди. В Припяти остаются только военные, милиция, ликвидаторы, персонал станции и члены правительственной комиссии.


«Мы жили тогда в Таллине. Мама очень плакала. Мне было 9 с половиной лет, и я, конечно, не могла оценить весь масштаб катастрофы. А потом мы стали видеть на улице людей в халатах и тапочках. Для Эстонии это было немыслимо. Люди стали шептать им вслед: „Беженцы, беженцы“. Их было очень, очень много. Но над отдать должное населению города — предлагали помощь все! Абсолютно все!»

© Elena Salnikova

Почти тысяча вертолетов работает над реактором, число здоровых летчиков уменьшается. Вызывают пилотов, ведущих боевые действия в Афганистане.

2 мая в Припяти надеются восстановить разрушенный блок к годовщине Октябрьской революции. Вечером начинается эвакуация 30-километровой зоны вокруг Припяти. От облучения в больницах умирают первые ликвидаторы аварии. Врачи не снимают свинцовые жилеты, чтобы защититься от радиации, которую излучают пациенты.

«Я австриец, родился в 1983 году. Друг моего отца принимал участие в военных учениях, когда пошел радиоактивный дождь. Начальники наверняка знали обо всем, но не собирались защищать своих солдат. Друг отца умер от рака в начале 1990-х. А наш сосед тогда вышел на пробежку и тоже попал под дождь. Спустя недели у него выпали все волосы, он навсегда остался лысым.

Помню, как в садике и начальной школе мне давали таблетки с йодом спустя годы после этих событий».

© _ak

Появляются опасения, что радиоактивное топливо из взорванного реактора прожжет бетонные перекрытия и попадет в бассейн с водой, что приведет к новому взрыву. Три инженера станции без специальной защиты пробираются в полузатопленное помещение и спускают воду.

Шахтеры вместе со строителями киевского метро выкапывают систему для охлаждения топлива и возводят защитную стену, чтобы не дать ему уйти в грунтовые воды, реку Днепр, а оттуда в Черное море. На реке Припяти насыпают дамбы.

«Мы, киевские студенты, уезжали на майские по домам, не подозревая, как все на самом деле серьезно. Возвращались в Киев, а вагоны пустые. Проводницы на нас как на умалишенных смотрели, говорят: „Все из Киева в Одессу бегут, а вы почему возвращаетесь?“ Но нам строго-настрого велели вернуться, за невозвращение грозили отчислением. Вот мы и вернулись, ландышей насобирали и клубники объелись радиоактивной...»

© Nelly Limpopo

Ликвидаторы обставляют палатки свинцовыми пластинами для защиты от радиации. Вокруг царит мертвая тишина. На месте дежурят врачи, работают фотографы. Все часто моются, переодеваясь каждый раз в новую одежду.

15 мая улетает первая смена комиссии по ликвидации последствий вместе со Щербиной, но Валерий Легасов и некоторые ученые остаются, чтобы разрабатывать проект саркофага для уничтоженного реактора.

23 мая на станции в районе разрушенного блока снова вспыхивает пожар, на тушение уходит 8 часов. Пожарным запрещают сообщать врачам, при каких обстоятельствах они пострадали.

«Наша часть стояла на поле между отселенной деревней Бабчин и поселком Рудаков. Людям нельзя было там жить, но солдатам можно! Мы жили в палатках по 36–38 человек, 2-ярусные кровати, 2 печки-буржуйки. Еду нам привозили, но дрова нет. И мы топили местными. Целые деревни закапывались, чтобы радиация с ветром не разносилась, а тут в палатке ребята возле мини-реактора греются. Эти ребята нахватались радиации больше, чем ликвидаторы».

Сергей Шалькевич, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС

В 30-километровой зоне от Чернобыля устраивают развлекательные мероприятия. Первым выступает Иосиф Кобзон, дав концерт в здании городской администрации, где уровень радиации смертельно опасен. Позже для ликвидаторов пели Валерий Леонтьев, Алла Пугачева, группа «На-На» и другие.

В августе Легасов с докладом в Вене рассказывает об аварии миру, уточняя, что виной всему человеческий фактор. Руководству СССР он представляет другую версию, называя причиной аварии сам реактор, и просит отказаться от его использования на других АЭС. Получает отказ. В конце ноября над 4-м энергоблоком закрепляют изоляционное сооружение — «Укрытие». Позже оно начнет разрушаться, и в 2010 году начнется строительство «Укрытия-2», рассчитанного уже на 100 лет.

СССР представляет миру свою версию правды и решает отказаться от строительства новых АЭС

«Моя мама из Германии рассказывала, что в те дни в школах им запретили собирать в лесах грибы. Также несколько месяцев никто не пил коровье молоко, пока не опубликовали официальные данные об анализе качества. Грибы не едят до сих пор, потому что почва заражена. Как и мясо диких кабанов».

© MalbanaKwaly

В конце 1986 года Валерий Легасов был единственным из руководителей ликвидации, кто не получает государственную награду. Через несколько месяцев его не принимают в научно-технический совет Института им. Курчатова. Он страдает от рака кишечника, но продолжает собственное расследование о причинах аварии. ЧАЭС продолжает работу.


Во 2-ю годовщину аварии на ЧАЭС ученого находят мертвым. На следующий день Легасов собирался огласить результаты собственного расследования и для этого записал на диктофон неизвестные факты об аварии, которые легли в основу фильма «Пережить катастрофу: Чернобыльская ядерная катастрофа».

Через полгода после этого больного Бориса Щербину направили ликвидировать последствия землетрясения в Армении, во время которого погибли 25 тыс. человек.

В 1990 году Борис Щербина уйдет из жизни. Из тюрьмы досрочно из-за проблем со здоровьем освободят директора ЧАЭС Виктора Брюханова. Он возвращается на работу в Чернобыль. Летом 1991 года в районе станции все еще высокие уровни радиации: 171 микрорентген в час при норме в 20–50.

11 октября 1991 года вспыхивает пожар в районе 2-го энергоблока. Сотрудники станции и пожарные получают 2-недельные дозы облучения, но угрозы для населения нет. Станцию решают постепенно снять с эксплуатации.

Михаил Горбачев вместе с женой впервые посещают ЧАЭС только 23 февраля 1989 года. Их везли туда долго, выбирая дороги, проходящие через наименее зараженные места.

Чернобыльская АЭС прекратила выработку энергии только в 2000 году, но работники трудятся там по вахтовой системе до сих пор. В зоне вокруг станции опасные вещества будут распадаться еще 1 000 лет. Несмотря на это, люди возвращаются в пустующие дома.


«Я из Беларуси. 10 лет назад или около того родственники угостили нас черникой. После стаканчика ягод у моей мамы началась ужасная диарея, тетя мучилась от головной боли. Мы решили проверить ягоды дозиметром: оказалось, что в них уровень радиации превышал норму в десятки раз».

© Lalja

Сегодня в России на трех АЭС продолжают работу 10 реакторов, подобных тому, что взорвался в 1986 году в Чернобыле. После аварии они были доработаны, но проекты по строительству новых АЭС заморожены.

Считается, что в результате аварии на ЧАЭС погибло до 50 человек — это те, кто не пережил взрыв или умер от высоких доз облучения, еще несколько тысяч скончались или уйдут из жизни из-за радиации, которой они подвергались в зоне. Число пострадавших исчисляется миллионами.

Пожалуйста, поделитесь историей вашей семьи — каким вы или ваши родители помнят начало мая 1986 года?

Источник

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий